Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Москва
Белгород
Тула
Тверь
Кострома
Калуга
Липецк
Курск
Орел
Иваново
Ярославль
Брянск
Смоленск
Тамбов
Владимир
Воронеж
Московская область
Рязань
Северо-Западный федеральный округ
Санкт-Петербург
Вологда
Псков
Мурманск
Сыктывкар
Калининград
Великий Новгород
Архангельск
Ленинградская область
Петрозаводск
Южный федеральный округ
Краснодар
Астрахань
Элиста
Майкоп
Ростов-на-Дону
Волгоград
Крым/Севастополь
Северо-Кавказский федеральный округ
Дагестан
Владикавказ
Нальчик
Черкесск
Ставрополь
Магас
Приволжский федеральный округ
Пенза
Оренбург
Уфа
Ижевск
Чебоксары
Саранск
Йошкар-Ола
Киров
Пермь
Нижний Новгород
Самара
Казань
Ульяновск
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Улан-Удэ
Иркутск
Томск
Омск
Чита
Горно-Алтайск
Кемерово
Кызыл
Барнаул
Красноярск
Новосибирск
Абакан
Дальневосточный федеральный округ
Магадан
Южно-Сахалинск
Якутск
Биробиджан
Петропавловск-Камчатский
Владивосток
Благовещенск
Хабаровск







































Интервью

Готовлю переход через Антарктиду в 2020 году

Готовлю переход через Антарктиду в 2020 году
Фото личная страница ВК
Один из самых интересных людей Бурятии – путешественник Роман Шалтагачев. Он знаменит тем, что в одиночку преодолевал зимний Байкал по льду с юга на север. Первый переход он сделал в 2016 году, второй, ещё более длительный – в этом году. Такие долгие ледовые переходы, да ещё в одиночку – дело сложное и небезопасное. Роман Шалтагачев любезно согласился рассказать об этих переходах, о самом себе, поделиться опытом.

— Роман, расскажи, пожалуйста, о себе.
— Родился в 1988 году в небольшом городке Гусиноозерске. После первого класса с родителями переехал в Улан-Удэ. После школы уехал учиться в Томск, где закончил Томский политех, факультет физической культуры по специальности менеджмент в сфере спорта и туризма. Спустя 13 лет вернулся в Бурятию, в настоящий момент сфера моих интересов — въездной туризм в республике.

— Как давно ты занимаешься пешим туризмом?

— Туризмом увлекаюсь с университета, там получил базовые знания в этой сфере. В армии получил углубленные специальные знания. Все это позволило безопасно выходить на маршруты высших категорий сложности. В туризме все видоизменяется со временем, появляется что-то новое, пересматривается старое. Для меня туризм — это единение с природой, проверка себя, средство познания, способ осмысления. Если речь идёт о чём-либо незаурядном, вроде международного экопроекта «Байкал 360», то меня привлекает возможность показать с новой стороны малую родину и бурят. Делать сложное, а порой и невозможное, чтобы вдохновить людей двигаться вперед, не сдаваться и мечтать.

— Какие крупные достопримечательности ты посетил, или какие сложные маршруты преодолел, помимо Байкала?

— Покорение нескольких вершин Станового нагорья на севере республики. А вообще любой маршрут или горная вершина открывается для человека своей особой стороной, даже если там уже побывали тысячи людей. В любом месте человек открывает что-то новое для себя и о себе.

— Как тебе пришла идея преодолеть Байкал вдоль, а не поперёк?

— В определенный момент испытал потребность в том, чтобы проверить на практике весь накопленный опыт. И, выбирая локацию, просматривая статьи и публикации, пришёл к выводу, что в одиночку автономно пересечь Байкал вдоль еще ни кто не смог. Для меня это было сигналом к началу подготовки.

— Какие были маршруты, и сколько времени заняли такие переходы?

— В 2016 ледовый переход с юга на север от Слюдянки до острова Ярки занял 28 дней. В 2018 по маршруту Турка-Култук-Нижнеангарск-Турка, с заходом в Малое море – 54 дня. Я стартовал из байкальского порта Турка, с середины Байкала, сначала в южную сторону. Из Турки я пошёл до Листвянки, не дойдя километров десять. В бухте у Листвянки потерял очень много времени из-за глубокого снега, именно там поставлен антирекорд экспедиции — 7км/день. Потом вдоль восточного берега спустился до Култука, и обратно так же поднялся, завернул в Малое море через пролив между островом Ольхон и берегом.  На обратном пути, уходя от Северобайкальска, решил идти восточным берегом. Но глубокий, уже подмокший снег развернул меня обратно к западному берегу. В итоге сделал крюк длиной в четыре дня. Трекер мне показал 1400 км, но он замерял по контрольным точкам, а то расстояние, которое я проходил между ними он не замерял. Но я думаю, ещё километров сто должно быть.

— Какое снаряжение и одежду ты использовал, что необходимо брать с собой, или наоборот, не брать?

-Ни в коем случае не надо брать пуховую одежду, и вообще, любой натуральный материал лучше не брать. Потому что он не годится на выходы больше пяти дней. Такая одежда накапливает влагу, потом скомкивается, встаёт ледяным колом. Когда нет условий для сушки, всё это становится лишь балластом.

— Какая была погода? Были ветра, туманы, снег?

-Всё было. Были сильные северные ветра, свыше 30 метров в секунду. Температура до минус 30, при ветре в 25 метров в секунду. Много снега. Местные жители-рыбаки, которых встречал, туристические гиды, сотрудники МЧС на снегоходах жаловались на прошлую многоснежную и холодную зиму. На Байкале зимой в целом безлюдно. Но туризм зимний все же есть. Люди ходят пешком, на лыжах, на коньках, ездят на снегоходах, на «хивусах» (судно на воздушной подушке), рыбаки есть, местные жители ездят из посёлка в посёлок по льду.

— Что ты делал, когда попадал в метель? Пережидал, пока не утихнет?

— Останавливаться и переждать смысла нет – можно замёрзнуть. Надо идти. Видимость, не больше, метров пятьдесят. Но у меня был компас, я знал направление движения. Во время ночёвок спать было тепло. Использовал два спальных мешка. Одним спальным мешком не обойдёшься однозначно. Палатка ко льду не примерзает, я ведь спал на полиуретановых ковриках-пенках. У меня было три обычные двухслойные пенки, две для теплоизоляции, и третья для комфорта. Походных грелок не брал, ведь для них нужно топливо. Отапливать палатку бессмысленно, ведь тепло выдует минут через десять. Пищу готовил на бензиновой горелке, так как на сильном холоде бензин лучше, чем газ для обычной газовой.

— Страшно ли в таком серьёзном переходе идти одному?

— Страх – да, есть. Страх неизвестности. А какого-то дикого животного страха, паники – не было. Ведь я понимал, куда иду, зачем, сколько ещё предстоит. Но в первое время меня пугал звук Байкала – невероятных грохот. Особенно ночью, когда ты спишь, вокруг тишина, ты лежишь на этой льдине, и под тобой бегают трещины. Что-то всегда происходит где-то глубоко в бездне, и ты это чувствуешь, слышишь. Видел, как паутинки разбегаются трещины по льду. Это всё сопровождается звуком. Процесс постоянный, круглосуточный.

— Попадались ли полыньи во льду?

— Да, встречались. Наибольшую опасность представляют крупные трещины, которые разошлись, а потом сошлись, и сверху образовался снежный нанос. Потому что может быть, что трещина ещё не сошлась, а нанос уже появился. Я попадал в такую трещину, когда шёл по насту, и он проваливался. Всегда есть риск и утонуть. Обезопасить себя можно – максимально распластаться, чтобы увеличить площадь давления на снег. Я в одну такую трещину провалился одной ногой, но успел лечь и не провалиться дальше. Потом, когда осматривал лунку, которая после меня образовалась – внизу открытый Байкал. Видимо, трещина появилась не так давно, не более двух-трёх дней назад.

— В чём всё-таки главные трудности такого перехода?

-Основные сложности – это чисто психология: чувство одиночества на фоне больших физических нагрузок, плюс постоянная монотонность, белый горизонт, всё одно и то же. Нельзя терять бдительности, следить за льдом, снегом, погодой, быть в тонусе. И не сдаться, а мысли развернуться были в самом начале. К концу уже по-другому.

— Можно ли человеку без туристического опыта рискнуть отправиться в такое путешествие?

-Без опыта конечно нет. А человек с опытом, думаю, должен решить для себя, хватит ли компетентности, учитывая физические и психологические данные.

— Летом, на молодежном форуме «Baikal Calling» ты предлагал развивать в Бурятии приключенческий туризм.

— Я хочу подготовить тур на Байкал, примерно в таких же условиях, но более «лайтово», с упрощёнными условиями. Для людей, которые хотят попасть в приключение, но с меньшим риском для здоровья и жизни. По продолжительности – не дольше недели. Но важно успеть прочувствовать весь экстрим, но не получить вредные последствия для здоровья.

— Какие планируешь еще экстремальные турпоходы?

— В первую очередь у меня в программе Антарктида. В 2020 году будет двухсотлетие открытия Антарктиды русскими моряками. В честь этого я бы хотел совершить переход через этот континент. Знаю, что там есть маршрут, который в одиночку никто не может пройти уже сто лет. Последние две попытки, предпринятые в 2016 и 2017 году англичанами, были безуспешны. И сейчас ещё один англичанин выходит на этот маршрут. Я буду внимательно за ним следить.

— Что бы ты посоветовал человеку, желающему заняться туризмом? С чего ему начать, может, нужно что-то поменять в своём мышлении?

— Я считаю, если у человека появилось желание этим заниматься, в его сознании уже что-то перестроилось. Морально он готов. В первую очередь я советую найти наставников. А поступать как «диванные туристы» не стоит. А начитавшись отзывов в интернете, и куда-то отправляться …можно очень сильно обмануться и попасть в неприятную ситуацию. Как в каратэ: можно всю жизнь учить приемы Брюса Ли по телевизору, а потом, не имея навыков, в реальной ситуации получить сильно по голове. Нужно искать группу, наставника.

— Спасибо!

Яндекс.Метрика