Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Москва
Белгород
Тула
Тверь
Кострома
Калуга
Липецк
Курск
Орел
Иваново
Ярославль
Брянск
Смоленск
Тамбов
Владимир
Воронеж
Московская область
Рязань
Северо-Западный федеральный округ
Санкт-Петербург
Вологда
Псков
Мурманск
Сыктывкар
Калининград
Великий Новгород
Архангельск
Ленинградская область
Петрозаводск
Южный федеральный округ
Краснодар
Астрахань
Элиста
Майкоп
Ростов-на-Дону
Волгоград
Крым/Севастополь
Северо-Кавказский федеральный округ
Дагестан
Владикавказ
Нальчик
Черкесск
Ставрополь
Магас
Приволжский федеральный округ
Пенза
Оренбург
Уфа
Ижевск
Чебоксары
Саранск
Йошкар-Ола
Киров
Пермь
Нижний Новгород
Самара
Казань
Ульяновск
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Улан-Удэ
Иркутск
Томск
Омск
Чита
Горно-Алтайск
Кемерово
Кызыл
Барнаул
Красноярск
Новосибирск
Абакан
Дальневосточный федеральный округ
Магадан
Южно-Сахалинск
Якутск
Биробиджан
Петропавловск-Камчатский
Владивосток
Благовещенск
Хабаровск







































Аналитика

Бурятия стала Дальним Востоком. Что думают эксперты

Бурятия стала Дальним Востоком. Что думают эксперты
Утром 4 ноября 2018 года, в День народного единства, жители Бурятии неожиданно узнали, что из сибиряков стали дальневосточниками. Накануне 3 ноября Владимир Путин подписал указ о переводе Республики Бурятия и Забайкальского края из Сибирского федерального округа в Дальневосточный федеральный округ. Глава республики Алексей Цыденов эту перемену оценил положительно.

«То, что мы вошли под юрисдикцию ДФО, даёт нам дополнительные преимущества по социально-экономическому развитию республики. Потому что в рамках действующего законодательства предусмотрены дополнительные преференции субъектам РФ, входящим в ДВФО», — заявил Алексей Цыденов.

Глава республики отметил, что на Дальнем Востоке действует ряд институтов экономического развития, предусмотрены налоговые льготы, упрощённая система формирования территорий опережающего социально-экономического развития.  Есть также преимущества в развитии туризма, благодаря действующим на территории ДВФО «электронным визам». Жители республики получат и доступ к «дальневосточному гектару». При этом Бурятия сохранит участие в затронувших её нацпроектах и федеральных целевых программах. Сохранятся и существующие льготы, не будут меняться названия учреждений.

«Географически, как мы были Сибирью, так и остаемся, никто географию не менял. Мы получаем дополнительные административные плюсы, при этом ничего не теряя», — пояснил Алексей Цыденов.

Общественность Бурятии новость восприняла по-разному. В основном, иронично, шутя в соцсетях насчёт перехода «из сибиряков в приморцев». Некоторые медиадеятели выразили недовольство, что столь серьёзное решение не сопровождалось референдумом. А кто-то связывает это с забайкальским происхождением главы республики. Хотя речи о переводе Бурятии и Забкрая в ДВФО звучали задолго до назначения Алексея Цыденова.

Так, в августе 2016 года заместитель гендиректора Фонда развития Дальнего Востока и Байкальского региона Михаил Полковов заявил о желательности вхождения Бурятии в ДФО.

«Государство прикладывает огромные усилия и выделяет огромное количество денег для развития Дальнего Востока. Поэтому если вдруг произойдет присоединение Забайкальского края и Республики Бурятия к Дальневосточному федеральному округу, от этого выиграют все, в первую очередь — республика и край. Они сразу получат значительно больше ресурсов и льгот», — заявлял он в СМИ.

Это заявление пренебрежительно раскритиковал тогдашний председатель комитета Народного Хурала РБ Цыденжап Батуев, охарактеризовав как «разговоры ни о чём». Ряд других экспертов также отозвались критически. Но вариант, тогда казавшийся им нелепым, сейчас стал реальностью (отметим, сейчас столь же скептично воспринимаются идеи официальных лиц о переносе столицы РФ в Сибирь, либо создании «альтернативной» экономической столицы в одном из крупных сибирских городов).

В то же время бурятский политолог Алексей Михалёв уже в 2016 году, говоря о возможности перехода в ДФО, отзывался положительно. Сейчас, когда это произошло, мнение он не изменил.

«Вхождение Бурятии и Забайкальского края в состав ДФО ставит своей задачей решение экономических и социальных проблем при сохранении всех программ по экологии Байкала. При этом границы федеральных округов определяются весьма ситуативно, в отличие от границ субъектов РФ, менять которые – дело сложное и касается принципов федеративного устройства. Границы Дальнего Востока или Сибири – лично для меня относительны. Такие границы, прежде всего, в сознании людей», — пишет в фейсбуке Алексей Михалёв.

Политолог отмечает, что столицей Дальневосточной республики в своё время был именно Верхнеудинск – Улан-Удэ.

Новые перспективы для Бурятии открываются, и, по мнению другого эксперта-политолога, доцента Бурятского государственного университета Владимира Родионова.

— Федеральный центр увязывает будущее РБ с программой социально-экономического развития Дальнего Востока, что может стать возможностью для республики, — считает политолог.

При этом он отмечает, перспективы объединения Бурятии с Иркутской областью становятся менее реальными. Отметим, в Бурятии много лет говорят об объединении с Иркутской областью в так называемый «Байкальский регион», в надежде улучшить экономическую обстановку. Но в возможность «стать Дальним Востоком» никто не верил.

По мнению завккафедрой политологии БГУ Алексея Комбаева, в сложившейся модели федерализма регионы России абсолютно неконкурентны между собой, большинство являются дотационными. Соответственно,  объединять-разъединять регионы в группы и подгруппы – для самих регионов это, в общем-то, ничего не значит

— Я думаю, присоединение к ДВФО в целом ничему не повредит, но ничего и не улучшит. Это никак не отразится на людях. Народ это просто не ощутит. Данное решение не улучшит экономику. Существующие программы для Дальнего востока – ТОРы, Дальневосточный гектар и т.д. особо кардинально не изменили экономическую ситуацию на Дальнем Востоке, отток населения продолжает увеличиваться – это не секрет. Гектары не помогают. Возникает вопрос, почему то, что не работало, вдруг заработает? – говорит Алексей Комбаев.

Как считает эксперт, действующая модель федерализма не эффективна. Необходимо давать большую свободу регионам, стимулировать их деятельность, а не пытаться «создать марионеточные территориальные образования в попытке обезопасить существующую модель управления страной».

Кандидат политических наук, эксперт Экспертного института политических исследований Павел Дудин об ажиотаже вокруг перевода в другой федеральный округ высказался достаточно критически.

— Если бы завтра Улан-Удэ переименовали в Верхнеудинск, или еще как-нибудь, что бы произошло в моей жизни существенного, кроме замены паспорта? Ничего. А в мире? А в стране? Ничего. Только в соцсетях горстка неадекватных националистов развопилась про «заговор». Нищая республика с плохим менеджментом и ленивым населением, даже если ее включить в состав Гавайских островов, останется нищей, а население — ленивым. Просто принимаются геостратегические решения, которые ни на экономику, ни на внутреннюю политику не влияют. Когда в 2016 году тему подняли, уже тогда было понятно, что дело доведут до конца. И чего сейчас-то переживать? За это время можно было или процесс сорвать, или морально подготовится, — считает эксперт.

По его мнению, случившееся – лишь повод для оживленных дискуссий не слишком занятым людям.

«Бурятии всегда была периферией СФО, остаётся периферией, теперь уже Дальнего Востока», — добавил Дудин.

Учитывая, сколько усилий российское правительство тратит на развитие дальневосточных территорий, хочется надеяться, что в новом федеральном округе республике будет, грубо говоря, перепадать больше. Не исключено, данная административная реформа как-то связана с соглашениями, сделанными на недавнем Восточном экономическом форуме. В любом случае, есть вероятность, что не слишком благополучная Бурятия и депрессивный Забайкальский край что-то действительно выиграют от этих изменений.

В заключении приведём заявление министра Минвостокразвития Александра Козлова:

«Дальневосточный регион и Забайкалье всегда были связаны друг с другом. У многих и там, и там живут друзья, близкие люди, родственники. Границы — это же условно, когда хочется встретиться, поговорить. В контексте министерства, конечно, работа предстоит большая. Мы сделаем все, чтобы преференции развития Дальнего Востока, которые сейчас набирают обороты в 9 регионах, максимально развивались и в еще 2 новых регионах. Новых для Дальнего Востока в контексте территорий, но таких близких в плане взаимоотношения людей!».

 

Яндекс.Метрика